• Архив номеров
  • Погода:
  • знач.изм.
    EURUSD20/1065.81-0.0902
    EUREUR20/1075.320.2451

    СТАРАЯ ШКАТУЛКА

    2015-05-158470
    СТАРАЯ ШКАТУЛКА

    Всякий раз, наводя в доме порядок, мама открывала правую дверцу серванта и извлекала с верхней его полки старую деревянную шкатулку. Влажной салфеткой она протирала её снаружи, поднимала крышечку и бережно раскладывала её содержимое на столе. Я, когда был поменьше, с любопытством рассматривал небольшие красненькие книжицы и отливающие ярким серебряным и золотистым цветом круглые «блестяшки». Когда подрос, я узнал, что «блестяшки» из шкатулки - это награды моего прадедушки, которые «подарили» ему военные годы, злая и жестокая война сороковых роковых. Моя детская память сохранила многие эпизоды из жизни моего прадеда. Его все хорошо знали в нашем селе, уважительно относились к нему.

    Всякий раз, наводя в доме порядок, мама открывала правую дверцу серванта и извлекала с верхней его полки старую деревянную шкатулку. Влажной сал­феткой она протирала её снаружи, поднимала кры­шечку и бережно расклады­вала её содержимое на сто­ле. Я, когда был поменьше, с любопытством рассматри­вал небольшие краснень­кие книжицы и отливающие ярким серебряным и зо­лотистым цветом круглые «блестяшки». Когда подрос, я узнал, что «блестяшки» из шкатулки - это награды моего прадедушки, которые «подарили» ему военные годы, злая и жестокая война сороковых роковых. Моя детская память сохранила многие эпизоды из жизни моего прадеда. Его все хо­рошо знали в нашем селе, уважительно относились к нему.

    Моего прадеда звали Никонор Стефанович Чер­няков. Был он невысокого роста, широкоплечий, его добрые глаза и открытое лицо излучали какую-то особую теплоту и доброже­лательность.

    Он родился в далёком шестнадцатом и прожил долгую жизнь, в которой были и радость, и тревоги, и огорчения. Ушёл он из жизни совсем недавно, но в нашей семье его помнят и хранят о нём добрую па­мять. Часто вспоминают­ся эпизоды из его жизни, рассказанные им самим.

    В те годы учиться дедушке не довелось. Он сумел окон­чить всего лишь один класс. Однако был смышлёным, и как говорили в селе, «пацаном с разумом и докумёнистым». В то время многие деревен­ские ребята рано взрослели и становились настоящими мужиками, которым колхозное руководство доверяло важные трудовые посты.

    Никонора Стефановича по­звали в колхозную кузницу. С раннего утра и до позднего вечера он стучал тяжёлым молотом по раскалённому ме­таллу, превращая его в замыс­ловатую штуковину. Полюбил он своё дело. Не жалея сил и энергии молодого организма, трудился во благо своего кол­хоза. Но вскоре пришлось от­ложить молот в сторону, рас­статься с кузнечным жарким горном.

    В 1940 году встал Никонор в солдатский строй, чтобы за­щищать свою Родину. А после года действительной службы пошагал деревенский кузнец военными дорогами, которые довели его до самого Берли­на. Он был отважным стрел­ком 989 стрелкового полка 226 Глуховской стрелковой дивизии, воевал в составе Южного, Сталинградского и Центрального фронтов. До сих пор в деревянной шкатулке хранится давно потерявшее свой цвет вре­менное удостоверение под № 1123305 на имя красноар­мейца Чернякова Никонора Стефановича, которое гласит, что он «награждён за образцо­вое выполнение боевых зада­ний командования на фронте борьбы с немецкими захват­чиками медалью «За боевые заслуги» за № 476295».

    Он не мог без слёз и волне­ний рассказывать о Сталин­градской битве, участником которой был. Зловещие рёвы самолётов и скрежет гусениц фашистских танков не пугали советских солдат. Они высто­яли и отстояли город на Волге, указав захватчикам на обрат­ный путь.

    Не раз красноармеец Н. С. Черняков был ранен. В сохра­нившейся справке в строке «Обстоятельства травмы» записано так:«на поле боя», а ниже ещё одна строка «диа­гноз», в которой указано «от­сутствие ногтевых фалангов второго и третьего пальцев правой руки». И врачебная комиссия признала его год­ным к нестроевой службе. Но самое главное, чего боялся храбрый солдат, остаться на­вечно слепым. Во время ра­нения и контузии он потерял зрение. Но военный врач чеш­ского госпиталя, где находил­ся дедушка, дал секретный рецепт для восстановления зрения. Он последовал со­вету врача, и действительно, по истечении некоторого про­межутка времени зрение вер­нулось. Какое это было сча­стье! Можно было вновь идти на борьбу с фашистами. Но до самой смерти мой дед не расставался с кисетом, кото­рый был наполнен «чешским табаком».

    После ранения он не по­кинул солдатский строй. Его назначили повозочным. Не­лёгкая была эта служба: в дождь и слякоть приходилось запряжёнными лошадьми пе­ретаскивать тяжёлые орудия в определённые боевые по­зиции. И часто это проходило под вражеским обстрелом и бомбёжками.

    Прадед рассказывал ещё один эпизод из своей военной биографии, который прочно осел в моей памяти. Война уже почти закончилась. Со­ветские воины были на терри­тории Германии. Без всякого

    страха они расхаживали по немецкой территории. И вот, проходя по одной из улиц не­большого немецкого городка, увидели немца, с подвязанной и забинтованной рукой. По­дошли. Немец испуганно гля­дел на советских солдат. Но кое-как, перемешивая русские и немецкие слова, удалось заговорить с раненым. Когда его спросили, где он воевал и получил ранение, немец с трудом проговорил: «Русланд. Острогожск. Комен, гесте!»

    Услышав эти слова, красно­армеец Черняков пристально взглянул в глаза раненого нем­ца и произнёс: «Острогожск... Вот как бывает. Ты у меня гостил, а теперь я к тебе при­шёл. Только гости-то бывают разные: одни с кнутом прихо­дят, а другие с пряником».

    Глаза немца выражали какой-то испуг, а скорее вину и просили пощады.

    Воины повернулись и ушли прочь. А кто-то из группы уже издалека крикнул раненому: «Выздоравливай, вояка!»

    Немец ещё долго стоял у до­роги и провожал взглядом ухо­дящих советских воинов.

    Отгремела война. Пришла Победа, которую мой прадед встретил на чужой земле. А в ноябре 1945 года возвратился он в родное село. Кузница, в которой он не был почти шесть лет, ждала его. И вновь засту­чал по наковальне тяжёлый молот, который дедушка не выпускал из рук почти пятьде­сят лет.

    В майское утро, в день Побе­ды дедушка раскрывал дере­вянную шкатулку и вешал на парадный пиджак свои боевые награды. А мы, все домашние, с гордостью провожали его на празднование самого большо­го в его жизни праздника.

    Никита ЧЕРНЯКОВ

    с.Казацкое.

     

    Рубрики:

    • распечатать
    • отправить другу
    • Комментарии

      Имя
      E-mail
      Текст
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
      Отправить
      Сбросить
    Топ статей

    Читаемые:

      Популярные:

        Комментируемые:

          Колонка редактора

          Новости

          Фотогалерея

          Объявления

            Каталог предприятий

              раскрыть списокскрыть список